В мурманском отделении "Юниаструма" три года вместо 16 млн рублей хранились купюры "Банка приколов". Рассказываем, какое отношение это имеет к подсудимому бывшему брокеру Дмитрию Егорову.

Кто такой Егоров?

Подробно о деле можно почитать тут. Напомним, что Дмитрий Егоров - бывший начальник отдела по операциям с ценными бумагами мурманского отделения Сбербанка. Он обвиняется в мошенничестве в особо крупном размере и причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием в особо крупном размере.

В первой статье рассказывается про трех потерпевших: бывшем начальнике Егорова Александре Гинько, который возглавлял отделение Сбербанка в Мурманске, депутате горсовета Олеге Гузе и супруге председателя Северного флотского военного суда Александра Хомякова Валентине. Суммы причиненного ущерба - 15 млн 503 тыс. рублей, 66 млн 999 тыс. рублей и 549 тыс. рублей соответственно.

Первая попытка начать уголовный процесс против брокера закончилась в мае 2017 года, когда Октябрьский районный суд Мурманска вернул дело прокурору. Спустя год дело вновь направили в суд и в понедельник, 30 июля, состоялось первое заседание. За прошедший год в деле появился еще один эпизод мошенничества в особо крупном размере и потерпевший, который, как полагает следствие, понес ущерб в 16 млн рублей от действий Егорова.

При чем здесь "Юниаструм"?

В сентябре 2013 года после Сбербанка Егоров устроился в банк "Юниаструм" в качестве советника управляющего, а после перешел на должность заместителя управляющего по развитию бизнеса. Он проработал в коммерческом банке до июля 2014 года.

Из обвинительного заключения следует, что с мая 2014 года Егоров стал частым гостем банковской кассы. Используя свой высокий служебный статус, он неоднократно давал распоряжения заведующей кассой Р. выдавать ему крупные суммы наличными, якобы, для операций с клиентами банка. При этом никаких платежных документов он не предоставлял. Женщина выполняла требования шефа и выдавала деньги. В течение мая Егоров раз за разом возвращал взятые деньги. Как говорится в материалах уголовного дела, он делал это "с целью создания доверительных отношений к нему" со стороны завкассой и "придания видимости правомерности своим действиям".

Переломный момент настал в июне 2014 года. Егоров вновь обратился к заведующей кассой Р. и запросил уже 8 млн рублей, обещая вернуть их к вечеру, но не сдержал свое слово. В результате в июле, когда Р. нужно было уходить в отпуск, в банковском хранилище была крупная недостача. О ней с подачи Егорова заведующая кассой рассказала своей напарнице С. Чтобы заполучить доверие второго кассира, Егоров передал ей для возвращения в кассу 2 млн рублей, пообещав в ближайшие дни вернуть оставшиеся 6 млн рублей. О том, что к этому моменту он уже уволился из банка, мужчина умолчал.

Однако в оговоренный день вместо того, чтобы вернуть 6 млн рублей, Егоров, уже экс-заместитель управляющего, просит выдать ему еще 2 млн рублей. На следующий день он затребовал в кассе еще больше - 8 млн рублей. Всего, по данным следствия, такими пассажами Егоров завладел 16 млн рублей из банковского хранилища.

Отчаянный шаг

Из показаний заведующей кассой Р.: "Примерно с мая 2014 года к ней стал подходить Егоров Д.А. и говорить, что ему необходима определенная сумма денег, которую он вернет через 2-3 часа. При этом Егоров говорил ей это таким образом, что никакие ее возражения не принимались. Поскольку он работал заместителем управляющего, то есть являлся ее руководителем, то она не могла ему возражать, тем более в коллективе были доверительные отношения. Никаких расписок о выдаче денег Егорову из кассы она у него не брала, никаких документов он ей не подписывал, по банковской программе она выданные Егорову денежные средства никак не проводила. Для себя каких-либо черновых записей о выдаче денег Егорову из кассы она не вела, так как опасалась, что их может кто-либо увидеть".

Женщину пугало происходящее, но она полагала, что в банке такие порядки. Более того, она считала, что управляющий отделением в курсе событий и сама ему ничего не говорила. После общения с другим кассиром возникла версия, что поначалу деньги брались из кассы на короткий срок для вип-клиентов, которые были заемщиками в других банках и уже ушли в минус. Заброшенные на их счета на время миллионы позволяли им увеличить кредитный лимит, а руководство мурманского "Юниаструма" получало свои миллионы назад уже с процентами за оказанную услугу.

После того, как Егоров взял последний раз 8 млн рублей и пропал из поля зрения, по банку пошли слухи, что мужчина попался на печатях на поддельных документах, но воспользовался шансом уволиться по собственному желанию, рассказала женщина во время очередной дачи показаний в полиции.

Последний раз кассиры Р. и С. смогли выйти на связь с Егоровым в 2015 году. До этого времени мужчина уверял, что вернет взятые из кассы деньги, возьмет кредит, продаст имущество, дождется разморозки, по его словам, банковского счета с 40 млн рублей.

Из показаний кассира С.: "Все это время они ( Р. и С. - прим.) находились в постоянном страхе, они не могли понять, что им делать. С одной стороны деньги они давали по указанию руководителя, а с другой стороны никаких расписок Егорова о получении денег нет, а именно они являлись материально ответственными лицами, то есть они несли персональную ответственность за сохранность ценностей".

Чтобы скрыть недостачу после увольнения Егорова, Р. и С. решились на отчаянный шаг. Они подложили в сейф купюры "Банка приколов". Чтобы собрать такое большое количество фальшивок, женщины скупали купюры "Банка приколов" в подарочных, канцелярских и книжных магазинах, словом, всюду, где они попадались кассирам на глаза. Это помогло пройти им регулярные ревизии, когда деньги пересчитывались только по корешкам, а пачки не вскрывались и не пропускались через счетную машинку. Чтобы случайно не выдать муляж клиентам, кассиры пометили для себя пачки настоящих и игрушечных банкнот.

Однако в апреле 2017 года в банк приехала ревизионная комиссия для внезапной проверки. К тому моменту "Юниаструм" полностью вошел в структуру банка "Восточный". К визиту ревизоров кассиры оказались не готовы. Р. попросила комиссию "Восточного" покинуть помещение кассы под предлогом срочного телефонного звонка, а сама незаметно скрылась через задний вход.

Через какое-то время в банк приехали полицейские из отдела экономической безопасности, которые рассказали, что пропавшие кассиры сами приехали в Первомайский отдел полиции и дали показания, что в сейфе вместо 16 млн рублей лежат игрушечные деньги.

Ревизия подтвердила слова кассиров. Действительно, вместо 8,8 млн рублей, 48 тыс. долларов США и 57,5 тыс. евро в банковском хранилище лежали деньги из "Банка приколов". Таким образом, банк на протяжении трех лет хранил в своем сейфе муляжи из магазина приколов.

Впоследствии женщины прошли полиграф, исследование подтвердило, что кассиры не врали во время дачи показаний против Егорова. На очных ставках кассиры также давали показания, что их действиями руководил Егоров, вышестоящий руководитель в банковской иерархии.

Следствие смогло установить, что кассиры не были соучастницами в мошенничестве, а вынужденно исполняли указания их руководителя. Таким образом, женщины оказались не обвиняемыми, а ключевыми свидетелями обвинения по эпизоду с "Юниаструмом".

Сейчас Егоров свою вину в мошенничестве отрицает, несмотря на явку с повинной, которую он дал в мае 2017 года.

Источники:

  1. Собственные сведения "Суд51"
  2. Карточка дела на сайте Октябрьского районного суда Мурманска
  3. Статья "Брокер на скамье подсудимых" на "Суд51"