В апреле 2017 года АО "Корпорация развития инфраструктуры города Кировска" и Санкт-Петербургский госуниверситет заключили договор на выполнение университетом научно-исследовательской работы на тему "Стратегия развития туристическо-рекреационного комплекса г. Кировска" на почти 4 миллиона рублей.

В декабре 2018 года почти полную стоимость контракта арбитражный суд региона взыскал с Корпорации развития в пользу университета. Что же случилось?

Согласно техническому заданию к заключённому договору целью исследования университета должно было стать научное обоснование концептуальных и стратегических решений по развитию г. Кировска как круглогодичной туристской дестинации (sic!) мирового уровня на основе кластерного подхода. Целевые установки заказчика: диверсификация экономики, повышение инвестиционной привлекательности, повышение узнаваемости бренда города и, что немаловажно для нашего повествования, достижение уровня туристического потока в 1 миллион человек в год.

Первоначально определённный договором срок выполнения работ случайно оказался нарушен, поскольку университет отправил итоговую работу не по тому адресу. Впрочем, к этому вопросу стороны вернулись только в ноябре 2017 года, когда заказчик решил уточнить расчётные параметры, а в конце ноября вуз сдал работу заказчику.

После этого начался длительный период уточнений и доработок, и в итоге в марте 2018 Корпорация развития отказалась принимать итоговый вариант научной работы и потребовала от университета заплатить договорную неустойку за просрочку. СПбГУ в ответ на это направил заказчику доработанный вариант работы и выставил счёт на оплату. В итоге обе стороны оказались в Арбитражном суде Мурманской области: университет с иском о взыскании оплаты по выполненным работам, а Корпорация развития инфраструктуры Кировска с требованием о расторжении договора и взыскании неустойки.

Как установил суд, замечания заказчика связаны с допущенными орфографическими ошибками в тексте работы, её оформлением не в соответствии с требованиями ГОСТ и с недостижением шести из заявленных ключевых целей работы (в частности, сохранением численности населения Кировска на уровне 27 000 человек, формированием 5000 новых рабочих мест и т.д.). 

В ходе рассмотрения дела установлено, что основной задачей поставленной заказчиком исполнителю являлось достижения уровня туристических потоков 1 млн человек в год, поскольку выполнение именно этой задачи, позволяло достичь и остальных показателей. Выполнив научные исследования, университет пришел к выводу, что достичь поставленных задач в среднесрочной перспективе будет затруднительно и обосновал эти выводы в работе.

Суд подытожил: поскольку спорная работа является именно научно-исследовательской и выполнена в соответствии с техническим заданием, выводы, приведённые в работе, имеют отрицательный результат для заказчика, поскольку выявлена объективная невозможность достижения желаемого для корпорации результата, но это не освобождает её от обязанности оплатить выполненную университетом работу.

Одновременно с этим арбитражный суд удовлетворил требование корпорации о взыскании неустойки, поскольку первоначальную работу университет направил не по тому адресу и в дальнейшем не уточнял у заказчика факт её получения.

Итого: 3 998 600 руб. (цена контракта) минус 399 860 руб. (договорная неустойка) = 3 598 740 руб. в пользу Санкт-Петербургского государственного университета.

Решение суда пока не вступило в законную силу.

Почему это интересно?

На фоне нескончаемых речей высоких должностных лиц про диверсификацию, инвестиционную привлекательность, мультимодальность и кластерный подход где-то в этой же, не параллельной, вселенной все эти модные новоязы заказчиков так или иначе должны утрамбоваться в конкретное техническое задание для исполнителя, которое в данном случае (и, думаю, не только в нём одном) превращается в научно-обоснованные методики сложения слова "вечность" из имеющихся у заказчика букв "а", "ж", "о" и "п". Несоответствие итогов научных изысканий ожиданиям заказчиков влечёт за собой утрату ими интереса к науке и, следовательно, её оплате.

Источники:

  1. Карточка дела № А42-5710/2018 в картотеке арбитражных дел.